Лайфхак в день перелёта, которым вы не воспользуетесь

Она сошла с трапа самолёта и лёгкой походкой пошла вершить свои великие дела.

Хотелось бы, чтобы это была я.

Но для меня перелёт — это лайт-версия тренажёра «Центрифуга». В процессе пытаешься нащупать центр, из которого один глаз следит за одним ребёнком, другой за другим, а третий (он определённо должен быть) — за вещами, временем и изменениях в расписании. Отсюда так: дыхание тяжёлое, мышцы свинцовые, а состояние — мучительное.

Так дело не пойдёт. Моё правило жизни так и говорит: «Не можешь изменить обстоятельства — меняйся сама».

И я стала искать, как летать так, чтобы не тратить потом 3 дня на отходняк, размазняк и перестройку на новый лад.

Сначала я попробовала хорошенько высыпаться и откладывать все не относящиеся к перелёту дела на потом. На самочувствии во время перелёта это сказывалось отлично. Я была спокойна как самка капибара.

Только к вечеру от меня оставались одни ушки. И те пытались поглубже зарыться в одеяло.

Как-то жалко было спускать свои ресурсы в никуда. И я попробовала наоборот.

Операция стала называться: успеть на адреналинчике причесать все висящие за мной хвосты. В эту гонку включаешься — и невозможно остановиться.

Бежишь, бежишь, бежишь. Ведь если остановишься — упадёшь.

И тогда весь мой перелёт становился сумрачным ожиданием воссоединения с подушкой. Бумц! О восстановлении подумаю завтра.

Как видите, крайности — моя специфика, но не мой конёк. Пришлось искать среднее арифметическое.

Точнее мой организм сам его нашёл. За ночь выспался, а утром подсказал: «Не ешь!»

И я послушалась. Впервые в жизни. Уж мне-то не раз говорили, что лучшее средство помочь организму перестроиться — это перестать, простите, жрать.

У меня от таких напутствий только паника рождалась. Не есть равно умереть! Сто девять процентов. Так утверждал мой мозг. А тело вторило ему.

Но мозг со временем перевоспитали книжки про мозг (клин клином, ага). Там популярно объясняют для невежд, что в стрессовых ситуациях мозг рассылает сигнал тревоги: парасимпатические функции подавляются, а симпатические — активизируются. Если проще, то не хотеть есть во время стресса — это естественная реакция организма.

Только годами глухоты, слепоты и «я знаю, как лучше» (кто этот я, скажите мне!) изрядно искривлённая.

Но на проруха нашлась мудрая старуха. Или мудрая девочка. Или просто любопытная.

Та, что втягивает живот по утрам. С усилием, но без надрыва и каждый день.

За полгода такой практики отказаться на день от еды — возможно. Не как самоцель, не как испытание, а как средство для быстрой перестройки организма.

Стоит оговориться, что немножко я всё-таки ела (чтоб уж слишком не задаваться). Утром — зелёное яблоко, в обед — три ломтика дыни, вечером — пять абрикосов.

Я не знала, какого эффекта ожидать. Немного боялась услышать перед сном гневные проклятия своего желудка. Опасалась найти себя в 7 утра жалобно скулящей у дверей магазина. И в довершении несанкционированного эксперимента — падающей в обморок от запаха свежеиспечённой чиабатты.

Но нет, всё прошло гладко. Я проснулась и почувствовала себя дома. И хвост, и лапы, и мысли — все доехали до места назначения. Ничего не осталось разбросанным по пути.

Я встала с кровати и лёгкой поступью пошла вершить свои великие дела.

А вы узнали про лайфхак, которым вряд ли воспользуетесь. Или?