Год глубины — Неделя 9

Слишком много информации, слишком высокие скорости. Посетить десятки стран, попробовать сотни новых сортов мороженого, прочитать тысячи таких важных книг, постов и сообщений, быть в курсе миллиона новостей, обзавестись всеми возможными полезными знакомствами и… пережить горе за три дня.

Мне никогда не успеть. Остановите, я сойду!

Семья

«Жили они долго и счастливо и умерли в один день» — почему все сказки так заканчиваются и когда уже начнут писать другие?

Моя сказка была бы о бесконечном приближении и отдалении, об искусстве подбирать расстояние: вот сейчас подойти или дать побыть наедине с собой, сделать шаг навстречу или отойти в сторону. И вне зависимости от расстояния оставаться в контакте друг с другом, оставаться открытыми к диалогу.

Постепенно из идеальных образов, которыми мы были 5 лет назад, мы становимся живыми и настоящими. Ценим сильные стороны, видим слабости друг друга и не боимся говорить о боли. Точнее боимся, но перестаём защищаться и хорохориться, учимся признавать свою уязвимость.

А каково это — быть рядом? Сидеть с дочкой на краю моста, щуриться от весеннего солнышка и болтать ногами, вместе гадать, под какой из кротовин трудится кротик, прилежно улыбаться прохожим, предостерегающим от падения вниз, так пристально смотреть на маленькие водовороты, образованные течением, что кружится голова, отвечать на незначительные, но такие милые детские вопросы и снова щуриться от солнца. А каково это быть рядом? Держать на руках отчаянно вырывающуюся дочку, утирать слёзы с прелестных розовых щёчек, выслушивать все «не хочу», «не буду» и «не нравится», принимать в себя всю боль, гнев и недовольство такого маленького и такого любимого человека, останавливать порывы вразумлять, приструнять и отвлекать, уверенно отражать сочувствующие и осуждающие взгляды прохожих, не забывать делать вдох и выдох и всё же не замечать ни пения птиц, ни ласковых солнечных лучей, ни тончайших нитей перистых облаков на бескрайнем голубом небе. Быть рядом, когда хочется убежать за тысячу километров и когда хочется раствориться в моменте. Быть рядом, разделяя радость открытий и горечь разочарований. Быть рядом, утопая в нежности и получая разряды электрошокера. Быть рядом, чувствуя себя крошечной частичкой во вселенной и ощущая в себе целый мир. Быть рядом, зная, что всё проходит, и забывая об этом. Так каково это — быть рядом?

Публикация от Ирина Мещерякова (@baiser_aerien)

Игры с детьми

На детских площадках мы гуляли уже под 1000 раз. Бывает, что один их вид уже навевает тоску — что я там не видела. Вдоволь поскучав, появляется запал придумывать новое из таких давно знакомых и привычных вещей.

Раскачивая детей на качелях, я со счётом 10-9-8… отправляю их в космос, а они рассказывают мне об увиденных планетах и «фотографируют» их.

На горке мы играем в водолазов. Натягиваем водолазные костюмы, ласты, кислородный баллон и маску и отправляемся исследовать подводное пространство: рассматривать камешки, наблюдать за косяками рыб, залезать в пещеры, спасаться от хищных рыб — и снова всплывать за новой порцией кислорода.

Писательство

Я пишу текст до ощущения щелчка «вот оно», до ощущения внутренней ясности. Выдать то, что ещё не до конца прожито, то, для чего не нашлось нужных слов, означает кривить душой. Я учусь молчать, когда нечего сказать, и говорить, когда не могу молчать.

Оказываясь перед чистым листом бумаги, я никогда не знаю, удастся ли мне что-то написать. Я будто стою на обрыве и смотрю вниз на бурное течение реки образов и смыслов. На обрыве высотой с мои ожидания, тревоги и сомнения. Смогу ли я прыгнуть? Есть ли там что-то стоящее? Холодная ли вода? Глубоко ли? Сколько времени потребуется, чтобы доплыть до берега? Как мне удалось так впечатляюще прыгнуть прошлый раз? Какого эффекта ожидать сегодня? Чем сильнее меня захватывают эти вопросы, тем дальше я от самого прыжка. Я делаю вдох, а за ним шаг навстречу неизвестности. Моё дело — писать.

Публикация от Ирина Мещерякова (@baiser_aerien)

Йога

Что в йоге, что в Дизайне Человека нам предлагали образ, что тело — это машина. В ДЧ идея в том, чтобы понять, что за машина мне досталась и удобненько в ней разместиться: выносливый грузовик, гоночный автомобиль или, к примеру, простенькая городская машина.

Практикой йоги же скорее получается «тачка на прокачку», движение к совершенству. Я сейчас на таком этапе, что внешнее совершенство меня совершенно (хе-хе!) не греет: сесть на шпагат, завернуться в колечко, завязаться в узел или встать на голову — неа, неинтересно. А как отследить движение к внутреннему совершенству?

Дизайн Человека

Какова цена, которую я плачу за происходящее в моей жизни? Я решаю доказать окружающим свою ценность — и на полпути опускаю руки. Я ввязываюсь в гонку «быстрее, выше, сильнее» — и падаю без сил. Я иду на поводу эмоций и тут же жалею о поспешных действиях.

Вдох, выдох. Боль и напряжение в теле, нарушения в работе внутренних органов… Так вот, чем! Своим телом — таким близким и верным камертоном на верность выбранного пути.

Немецкий язык

Готовлюсь к экзамену «Жизнь в Германии», который мне нужен для продления вида на жительство. Политика, история и устройство общества — совсем не моя тема, но деваться некуда. Учу.

Ещё прочитала две книжки: одна про микробов-пожирателей зубов, после прочтения которой Тёма сразу бежит чистить зубы, другая про красную рыбку — практически дословный пересказ «Красной Шапочки». Вторая читалась скучно и предсказуемо. Сразу вспомнилась фраза «Хорошие художники копируют, великие крадут».

Когда я слышу, вижу или читаю то, на что срабатывает внутреннее «ага», я сразу записываю это в тетрадочку с пометкой, где я это нашла. Через неопределённое время найденное, бывает, обрастает моей личной историей, и тогда я несу это в мир. А к пересказам и пересказам пересказов отношусь крайне недоверчиво. Разве что они заставят меня искать первоисточник.

Прогулки на природе

Что старого?

Слушаю курс Марьяны Олейник «В тайной комнате: встреча с самим собой». Курс о контакте и принятии своего внутреннего ребёнка. Не такого ми-ми-ми, который радуется воздушным шарикам, бежит с распростёртыми объятиями и улыбкой на лице и милейше делится конфетами, но с тем, что кричит, требует, не понимает, размазывает сопли и слёзы по лицу, тянет внимание и все силы на себя. Встретиться с ним и быть на его стороне. Ведь есть, как говорит в курсе Марьяна, а ей в свою очередь её психотерапевт, всего два вида одиночества: первое — когда человек находится на необитаемом острове, второе — когда он отвернулся от самого себя.

Я временами попадаю во вторую категорию, но хочу научиться оставаться на своей стороне.


Как вы? Удаётся не поддаваться массовым и локальным волнениям, а быть в контакте с самими собой?