Жить в Германии: не хочу, не буду, попробую

«Нет, я не хочу здесь жить. Я ж за мужем приехала, это ему нужно было сюда. А мне нет. Мне так хорошо в Москве. Там всё, всё, всё, вся моя жизнь.»

Переезд в Германию оказался не таким радужным, какой я рисовала себе жизнь за границей лет в 15 и непременно обещала себе погрузиться в этот опыт.

Я начала ретироваться уже на подступах к этому событию. До фактического переезда в маленький городок на юге Германии, Нойзес, мы сделали 4 пробные вылазки и посетили около 20 городов от Аугсбурга через Кёльн до Берлина.

Всё лучше, чем Нойзес

Меня очаровал вид на Хайдельберг с холма Кёнигштуль. Cам город был пронизан атмосферой студенчества – мне казалось, что именно тут можно красиво начать свой немецкий путь. Ходить в университет, зависать на уютных круглых площадях, по выходным подниматься на холм, бродить около знаменитых руин Германии и вглядываться в течение реки Неккар. Мы были в этом городе дважды, и дважды он идеально соответствовал моему философскому настроению.

Вторым городом, не оставившим меня равнодушной, стал Берлин. Мы въезжали в него в 2 часа ночи на машине по огромному проспекту, вокруг сияли огни, город распахивал передо мной свои объятья и шептал мне о больших возможностях. После Москвы мне до стеснения в груди откликался ритм мегаполиса, я наслаждалась этим драйвом и чувствовала себя почти дома. Затем мы сворачивали в парк, падали на траву и растворялись в густой зелени и пении птиц, напрочь забывая, в каком конкретно месте мы находимся. А потом снова выныривали в гущу событий.

Страхи и сомнения на пути к смелости

Нойзес же, где прописан мой муж и где он получил работу, казался мне городком для последних лет жизни. Слишком тихо, слишком умиротворяюще, слишком пусто… Но именно здесь я должна была остаться наедине со своими страхами и сомнениями. Страх оказаться ненужной, страх быть непонятой и страх не понимать других, страх потерять связь с близкими людьми, страх, что дети перестанут говорить на русском языке, страх самой подзабыть родную речь, страх не проявить себя, страх восхвалять местную жизнь и страх её ненавидеть, страх, что я всегда буду чувствовать себя здесь чужой…

Время шло, немецкий язык оставался на уровне собаки: «команды понимаю – сказать ничего не могу», новые знакомства не радовали. И я сдалась предательским мыслям: «Нет, я же не выбирала жить здесь. Я ж за мужем приехала, это ему нужно было сюда. А мне нет. Мне так хорошо в Москве. Там всё, всё, всё, вся моя жизнь.»

Мне будто предложили романтическую прогулку на лодке, а потом неожиданно выбросили в середине озера с целью научить плавать. Да, видимо, так мне представлялось пребывание в другой стране: один может грести, а другой наслаждаться красивейшими видами. Но нет. Интеграция требует умения плавать именно от меня: преодолевать сопротивление среды и не натыкаться подводные камни, навострить зрение на местных обитателей и больше понимать, кто они такие и что их волнует.

Никто не начнёт за меня говорить, решать бюрократические вопросы, искать друзей и работать. А я, знаете ли, и не хочу. Я ж за мужем приехала, а мне самой тут разве что-то надо?

Но жить чужую жизнь мне было не по душе. Обвинения, недовольство, раздражение и даже уныние поглотили меня. Я упустила что-то важное. И тогда я сделала своему уму ход конём: «А что если мы расстанемся с мужем? Поеду ли я обратно в Москву или захочу остаться здесь?» Я ходила с этим вопросом месяцы напролёт, твердила себе «не буду здесь жить», пока не прислушалась к маленькому, слабенькому, едва заметному голосу: «Я бы попробовала.» Эта мысль звучала всё настойчивей и означала только одно: пора начинать. Я с новым энтузиазмом взялась за изучение немецкого языка и пошла на курсы по вождению. И всё же чего-то не хватало.

Ещё один шаг навстречу немецкой жизни

В конце августа ко мне приехала сестра и, кажется, у неё был план: ни дня без новых впечатлений. В один из таких дней мы отправились на Штарнбергское озеро. И мы были не одни, кто выбрал это прекрасное место. Малыши, чувствующие опору в заботливых родительских руках, поднимали вокруг себя радужные брызги. Дети постарше пробовали свои силы в нырянии и наблюдали за небольшими блестяще-зелёными косяками рыб. Подростки с дикими криками прыгали с плеч друг друга. Люди старшего поколения сидели на причале, непринуждённо болтали и вглядывались в цепь альпийских гор на горизонте.

В 5 метрах налево от этого праздника жизни плавали два белых изящных лебедя. Мы с сестрой схватили телефоны и, взбаламутив воду у берега, направились их фотографировать. И тут меня пробило током! Никто больше так не делал. Это был для них самый обычный день с самым обычным пейзажем. А я чувствовала себя в сказке и боялась, что она закончится, как только я наберусь смелости жить в ней. Так вот, чего я, на самом деле, боялась.

Я несколько раз моргнула, но перед глазами ничего не изменилось. «Давай попробуем,» – сказала я тихо сама себе.