Как я искала признания окружения, а нашла себя

– Ты в какую школу ходила?

– Да не в школу, а в лицей информационных технологий по специальности «программирование».

– А! Ого!

Роли и представления о них

 

Большую часть жизни мне хотелось получить признания окружающих. А для этого нужно было непременно кем-то стать. Быть не школьницей, а лицеисткой. Не просто студенткой, а студенткой МГУ. Непременно быть женой и матерью. А ещё, чтобы кем-то стать, нужно обязательно себя соответствующе назвать, чтобы быть приобщённой к таким же, как и я.

Как-то я стала вегетарианкой. До вчерашнего дня съедобная еда вдруг стала казаться мне отравой. Бабушка, пытающаяся накормить курочкой, — врагом, покушающимся на мою новую, но ведь так стройно выстроенную реальность. И первым делом при знакомстве с человеком мне нужно было выяснить, ест он мясо или нет. Или, наоборот, всячески избегать темы питания, чтобы не вступать в столь утомительные дискуссии.

Когда я не поступила в МГУ на мехмат, у меня было ощущение, что жизнь моя кончена. Я днями напролёт лежала на кровати, плакала или глядела в потолок. Мама тогда долго объясняла мне, что это в жизни не главное и что можно поступить в следующем году, если уж очень хочется. Поступила я, в итоге, в том же году в РГУ нефти и газа им. Губкина на специальность «Прикладная математика». Только говорила я всегда об этом с изрядной долей стеснения. Не МГУ же.

Когда я получила высшее образование и даже раньше, люди, не имеющие такого, не существовали в моей реальности, а относились к классу “какие-то люди, с которыми не о чем даже разговаривать”.

Когда я стала женой, я непременно должна была быть хорошей женой. Готовить мужу завтрак, обед и ужин вне зависимости от наличия сил и настроения. Ждать, чтобы вместе поесть, даже если голодна. Учитывать его интересы, понимать и принимать его обстоятельства.

Когда я стала мамой, я, конечно же, была так себе мамой. Или даже толком не могла назвать себя мамой. Ведь звание мамы нужно заслужить: гулять с ребёнком каждый день два раза по два часа, кормить овощами и всесторонне развивать.

Я наблюдала за другими мамами и пыталась понять, хороша ли я. Сколько времени потрачено на то, чтобы смотреть и изучать, как оно у других, вместо того, чтобы смотреть на себя и своих детей?!

И, конечно, я должна была найти дело своей жизни, чтобы предъявлять его всем и вся при каждом случае: «Вот мол, не зря живу свою жизнь!»

Переезд в Германию – как катализатор процесса поиска себя

А потом случился переезд в Германию и как будто обнажил этот страх: “А вдруг зря?”

С одной стороны, часть привычных для меня ролей нивелировалась – общение с моей семьёй, с друзьями стало эпизодическим и виртуальным. С другой стороны, роли мамы, жены и домохозяйки практически полностью поглотили меня. Но, благодаря переезду, у меня была возможность увидеть, какими разными могут быть взгляды на эти роли. Сначала учиться и делать карьеру или рожать детей, отдавать ребёнка в ясли в 10 месяцев или оставаться с ним дома до 3 и дальше лет, готовить кушать или питаться полуфабрикатами, ставить мужа, детей или себя во главу угла.

Я не могла целиком найти себя ни в одном, ни в другом взгляде. И это подтолкнуло меня искать свой вариант того, как я буду играть эти роли. Да, они мне нравятся, я в них развиваюсь, в них мне уютно и понятно, но в то же время тесно. Время шло, и рос страх, могу ли я найти себя ещё где-то помимо семьи.

Сложно было поверить в себя и свои силы, тем более, что не было чёткого видения, чем и как я могу заниматься. Начать ли осваивать уже знакомые роли в новой стране или двигаться куда-то ещё? И я продолжала шагать по кругу семейных ролей, пока система не начала сбоить. Я раздражена и обессилена, дети требовательны и капризны, муж недоволен и отстранён. Я пыталась напрямую повлиять на ситуацию, будучи ещё более понимающей и соответствующей запросам окружающих. Но это не помогло.

Выстраивание границ и обретение себя

Я увидела, что у меня напрочь стёрты границы. В любой момент меня отвлекают от моих дел и вовлекают в то, что нужно другим. И тогда начался процесс по отстаиванию границ. Давалось это непросто. Зачастую я доходила до истощения сил, хлопала дверью, падала на кровать и вырубалась часа на два. Со временем научилась более чутко реагировать на своё состояние и необходимость уединения.

Да, думаю, уединение тут сыграло ключевое значение. Сидеть, лежать или гулять в одиночестве, не решать при этом никаких проблем, дышать и пытаться нащупать, что есть там, за всеми моими ролями.

Для меня было и остаётся важным держать это пустое пространство, когда я ничего не делаю, когда я признаю, что этот мир будет крутиться и без меня, и когда я чувствую, что хочу быть именно здесь и делать для этого мира то, что я делаю.

По мере сил и возможностей я пробовала самые разные занятия: курс по истории искусств, рисование в стиле зен-арт, нейрографика, дизайн человека, курс по телесной перкуссии и несколько курсов по психологии.

Это были не свойственные для меня раньше занятия, каждое из которых расширило мои представления о мире: “Ого! И так можно?”

Сначала мне хотелось найти то, что полностью захватит меня, увлечёт с головой и я, наконец, смогу сказать: “Теперь я поняла: я такая-то!” Но везде находилось то, что не нравилось мне окончательно и бесповоротно. Казалось, мне нужно подкрутить в себе пару настроек и тогда я аккурат войду в одну из систем.

А что если нет? А если попробовать оказаться не внутри системы, а увидеть, как эти знания переливаются и сияют разными гранями внутри меня как цветные стёклышки калейдоскопа? Это не значит коверкать системы, беря из каждой только то, что мне нравится, и отвергая остальное. Это скорее возможность переключаться от одной к другой и смотреть на происходящее под разными углами.

Было страшно начать отходить от готовых образов. Раньше я могла сказать: “Я занимаюсь йогой”. И под этим подразумевалось, что я не притронусь к мясу, не буду поддерживать разговоры про купи-продай, а только про саморазвитие и духовный рост. Но какого чёрта, другие люди должны додумывать за меня то, что мне вдруг лень объяснять? И какого чёрта одно занятие вдруг исключает массу других?

И в этом процессе я стала намного честнее с собой. Каждый день как с чистого листа: «Кто я? Чего я хочу? Что меня волнует? Что сейчас резонирует со мной?» А не «я – такая-то и поэтому я должна».

Это далеко не просто, потому что вокруг меня тоже есть люди со своими интересами и своими ожиданиями. Стало даже сложнее, ведь нужно договариваться, учитывать интересы разных сторон, идти на уступки и стоять на своём. Но теперь я вижу не бесконечные попытки нравиться другим, а вижу себя, и как совокупность ролей, которые мне нравятся, и как нечто большее, чем их сумма. Как тот, кто может выбирать эти роли, и не перестаёт существовать, когда некоторые из них для меня заканчиваются.

______________________________________________________________________

Вам знакомы такие искания? Чувствуете ли вы себя собой в тех ролях, которые играете?